Энергоэффективность в государственном секторе

Практически в каждом случае расходования государственных средств на деятельность области государственного управления или коммунального обслуживания населения имеются немалые возможности для повышения энергоэффективности. По оценке, содержащейся в исследовании PROST от 2003 года, государственные администрации в государствах-членах ЕС-15 могли бы сэкономить к 2020 году до 20% потребляемой ими энергии (определена как тепло и электроэнергия) при годовой экономии денежных средств на уровне 12 млрд. евро1 . Что касается СНГ, то там имеются не меньшие возможности и мероприятия, проводимые на объектах госсектора, неизменно давали экономию энергии на уровне не менее 25-30%. Общий потенциал экономии энергии и сокращения выбросов парниковых газов даже еще выше в тех случаях, когда государственный сектор выступает в качестве крупного покупателя товаров и услуг. В таких случаях практика, применяемая в государственном секторе, может преобразить и рынки частного сектора.

Хотя технические меры, при помощи которых достигается сокращение потребления энергии, одинаковы независимо от потребителя, правительства нередко сталкиваются с различными проблемами в части административного ресурса и финансирования. Интересно то, что они обязаны расходовать и контролировать государственные фонды ответственным образом, но при этом сведения о достигнутых результатах и ответственности – атрибутах добросовестного управления – получить сложно, если речь идет об энергопотреблении в государственном секторе или государственном контроле над коммунальными предприятиями. Несмотря на растущее число программ для государственного сектора, правительства многих стран по-прежнему рассматривают деятельность в области энергоэффективности в качестве отдельных природоохранных инициатив или предмета роскоши, а не как инструмент ответственного фискального управления.

В настоящем документе представлен специальный обзор по вопросам энергоэффективности госсектора на всех уровнях государственного управления в странах-участницах ПЭЭСЭА. В нем рассматривается, что известно о возможностях экономии энергии в государственном секторе, где следует изыскивать такие возможности и как правительства могут реализовать их. В докладе также освещаются тенденции, наблюдаемые в области энергоэффективности в государственном секторе в пяти категориях стран ПЭЭСЭА: ЕС-15, новых государствах-членах ЕС, странах Юго- Восточной Европы, прочих государствах-членах ОЭСР, а также в странах СНГ и Монголии.

В разделе «Обзор» сначала приводится информация о секторах конечного потребления, которые определяют «энергетическую картину» государственной администрации и услуг общего назначения. Дается характеристика проблем и типичных мер по сектору общественных зданий, транспорту, коммунальным услугам от освещения общественных мест до теплоснабжения и другим объектам. В разделе «Проблемы и инструменты политики», в свою очередь, говорится о комплексных программах энергоэффективности, закупках, сооружении и модернизации объектов, их эксплуатации и техническом обслуживании, управлении коммунальными предприятиями и программах по формированию потенциала. В данный раздел также включены четыре тематических исследования: по федеральной программе SwissEnergy, программе энергоэффективности для российских школ, стратегии «углеродной нейтральности» в сочетании с приватизацией австралийского предприятия коммунального водоснабжения, а также по двум муниципальным сетям рационального энергопотребления. В обзоре также представлены сведения об опыте, полученном в каждой области деятельности.

В госсекторе имеется существенный потенциал энергосбережения. В таблице КИ-1 обобщены предполагаемые и продемонстрированные возможности секторов конечного потребления в странах и регионах, по которым имеются соответствующие сведения. Вместе с тем, в обзоре отмечается общий дефицит имеющихся данных по энергопотреблению и энергоемкости в государственном секторе. В отсутствие точной картины энергопотребления и энергоемкости, правительства не могут определять секторы с наибольшим потенциалом энергосбережения и устанавливать инвестиционные приоритеты исходя из экономии на затратах.

К числу других барьеров, выявленных в обзоре, относятся недостаточная проработанность или полное отсутствие политики и программ, дефицит ресурсов для принятия мер энергоэффективности в госсекторе и недостаток финансирования, включая затрудненный доступ к коммерческому финансированию и – в меньшем числе случаев – препятствия в области ценообразования и установления тарифов. В разделе «Роли основных участников» рассматривается вопрос об устранении таких барьеров на всех уровнях государственного управления и использовании поддержки со стороны негосударственных участников, таких как НПО и частный сектор.

  • Комплексный подход к энергоэффективности может быть экономичным и открывает возможности для тиражирования.
  • Ответственные за формирование политики должны принимать в расчет как политику, непосредственно предназначенную для государственного сектора, так и меры, способные оказывать косвенное воздействие, к числу которых относятся, например, строительные нормы и стандарты топливной эффективности.
  • При оценке выгод от своих программ энергоэффективности ответственные за формирование политики должны учитывать финансовые результаты, задачи охраны окружающей среды и обеспечения энергетической безопасности.
  • Государственные закупки как инструмент обеспечения энергоэффективности государственного сектора используются не в полной мере, в особенности с учетом того они представляют собой область деятельности, где правительства уже инвестируют свои средства и где поэтому любые предельные издержки низки или ими можно пренебречь. Политика государственного сектора в области закупок способна оказываться гораздо большее влияние в тех случаях, когда государственный сектор выступает в качестве крупного покупателя на рынке.
  • Правительствам следует инкорпорировать вопросы наращивания ресурса в части применения финансовых механизмов в обучение и экспертную поддержку, обеспечиваемые энергетическими агентствами.
  • В тех странах, где существуют действительные препятствия в виде субсидий, неправильного ценообразования и бюджетных ограничений, задача по их устранению должна являться главным приоритетом.
  • Сети муниципалитетов, профессиональные объединения и другие НПО являются надежными партнерами правительств в проведении политики в области энергоэффективности, однако их возможности зачастую недоиспользуются.
  • Местным администрациям необходимы адекватные содействие и экспертная поддержка в части расширяющегося участия частного сектора в предоставлении коммерческих услуг общего назначения.
  • Национальным правительствам следует поощрять международные организации к тиражированию эффективной практики и инкорпорации энергоэффективности в свои программы.

 Энергоэффективность государственного сектора является важной областью, где можно улучшить положение за счет постоянного международного внимания. Существует, в частности, три аспекта, работу над которыми могла бы и далее продолжать Рабочая группа Энергетической Хартии:

  • Во-первых, она может пропагандировать рациональное энергопользование в государственном секторе как инструмент эффективного государственного управления, особенно в тех странах, которые по-прежнему сталкиваются с проблемой нехватки опыта, и ей следует установить требование о включении специального раздела об энергоэффективности государственного сектора в обзоры по странам.
  • Во-вторых, она может оказывать поддержку проведению дополнительного анализа для получения полной картины потребления энергии в государственном секторе стран-участниц ПЭЭСЭА и определения основных ресурсных потребностей правительств в части осуществления проектов энергоэффективности.
  • И, наконец, она может продолжать работу по обеспечению обмена информацией между участниками, распространению наилучшей практики в рамках программ энергоэффективности государственного сектора, включая определение экономичности и методик мониторинга и оценки таких программ.

 Полный материал можно скачать по этой ссылке Документ*.pdf